НОВОСТИ

Антон Брусков, путешественник и блогер. "И никого вокруг"

12:10 8 июня 2018
1530
Опубликовал > Megatyumen.ru

Монголия в октябре – не самый очевидный выбор. Температура по ночам отрицательная, как персонажи нуара, музеи в Улан-Баторе закрываются раньше и работают реже, и сесть на хвост такому же, как я, одиночке, уже не получается.

Именно поэтому для стремительной поездки в Гоби на 3 ночи мне пришлось в одиночку арендовать машину и водителя. Это стоило мне миллион. Никаких преувеличений – миллион тугриков. Если разделите на сорок один, получите сумму в рублях. За те же деньги я как-то раз слетал в Гоа на неделю. В Гоа были транс-вечеринки, очень вкусные самосы и обдолбанные русские. В Гоби ничего этого не было. В Гоби вообще много чего нет. Например, там почти нет дорог. Что, в общем, не беда, если у тебя под жопой, как в моем случае, мягкое кожаное сиденье Лэндровера – потому что практически идеально плоская поверхность каменистого плато предоставляет отличный выбор направлений – отличная дорога на 360 градусов вокруг. Но мой водитель знал, какой градус нам нужен, так что очень скоро мы были у каменной расселины.

К тому времени стемнело, и я достал палатку. Водила попытался меня остановить, указывая на освещенный силуэт юрты неподалеку. Из трубы шел дым и иногда – искры. Искры какое-то время горели ярче звезд, но очень скоро угасали, и пронзительные звезды больше ничего не скрывало. От этих звезд нельзя было бежать, и я начал деловито ставить палатку под их светом. Под ледяным дыханием ветра пальцы начало заметно пощипывать, металлические опоры палатки жгли еще больше.

Дело сделано, настало время ужина. Дверь юрты в ста метрах от меня открывается и оттуда зовут. Мотаю головой, ставлю котелок на горелку и терпеливо жду. Жду пять минут, жду десять. Начинаю подозревать неладное. Газ не горит, его задуло, но из-за ревущего звука ветра, я этого не слышал. Снова завожу горелку, теперь в палатке. Жду пять минут. Жду десять.  Бутылка заботливо припасенного Мерло уже пуста наполовину, когда вода все-таки закипает и я кидаю в нее какую-то наполовину готовую японскую лапшу. Купил в городе ради эксперимента. В котелке после лапши бурлить сразу перестает, ведь тесто к тому времени уже температуры окружающей среды – то есть ледяное. Жду…  Холодает. Но лапша горяча, а в бутылке еще плещется целая треть. Хлюпаю первым, булькаю вторым – и внутри теплеет.

Торопливо натягиваю на себя вторую пару термобелья, флис и высокотехнологичный шмот, в котором обычно весело катаюсь с горы зимой. Кладу рядом бутылку воды и заползаю в спальник. Тепло. Под светом налобного фонарика раскрываю книгу. Под свист пустынного ветра читается легко. Там, снаружи – звезды, скоро взойдет луна, а тут, внутри – сытый я, книга и бутылка воды. Которая через час покрывается тонкой корочкой льда. Через два с половиной я вижу внутри растущий кристалл. Буквы через клубы пара изо рта становятся размытыми. Спальник кажется сделанным из сухого и морозного дыхания пустыни.  Во мне как-то постепенно растет уверенность, что двенадцать часов до восхода солнца я не выдержу. Перед глазами встает картина: три часа ночи, меня трясет, я стучу в дверь юрты. Кочевники спят крепко, снаружи такой же крепкий минус.

Я долго колочу в дверь под светом полной луны и таких прекрасных звезд, весь одетый в яркие сноубордические шмотки. Но мне не открывают. Картина тоже очень яркая. Чтобы убедиться, стараюсь заснуть и через час просыпаюсь от стука своих же зубов – вода в бутылке замерзла на часах – девять вечера. Волевое решение поступиться гордостью принимаю легко – мне все-таки уже тридцать один, раньше я бы дождался ночи и обморожения. Сто метров до юрты освещены невероятно пронзительными звездами. В их свете я стучусь в дверь юрты, из-под которой сочится свет. Она открывается, выпуская облако тепла, я быстро заскакиваю внутрь бормоча бесконечные «спасибо» на монгольском. Снаружи замерзает лапша и остатки сухого красного, а внутри от буржуйки в центре юрты растекается ломота во всем моем теле, разрез глаз постепенно становится совсем местным, и я засыпаю.

Сквозь сон слышно треск углей. Вокруг на сотни километров: я, мой водитель, хозяйка и бесконечная морозная пустота Гоби. И еще та бутылка со льдом. 

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово и отправьте нам, нажав Ctrl+Enter. Спасибо.
Зачем девушки делают это: здоровье или удовольствие Тюменские врачи смогли сделать это впервые Где в Тюмени нельзя строить загородный дом?


Другие статьи


Лента новостей

позавчера
17 августа

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ