НОВОСТИ

Александр Гунбин: «Не привык просить о помощи и давать пустые обещания» 

17:30 22 августа 2018
1776
Опубликовал > Юрий Шестак

9 сентября в Тюмени состоятся выборы депутатов в Тюменскую городскую Думу. На старт предвыборной гонки выходят думцы со стажем и новички, которые могут составить серьезную конкуренцию маститым законотворцам. В этом убедился корреспондент Мегатюмени, пообщавшись с заместителем главного инженера Антипинского НПЗ Александром Гунбиным. Он баллотируется по 20-му избирательному округу. Это районы Антипино, Войновки. с их вечными проблемами от хронического недостатка внимания. Попробуем выяснить, сможет ли Александр Гунбин достойно представлять жителей тюменских окраин. 

- Александр Владимирович, у вас очень насыщенный, я бы даже сказал, извилистый трудовой путь. После школы вы пошли не в вуз, а в СПТУ и, честно говоря, это сразу сбивает с толку. 

- Не думаю, что трудовой путь должен обязательно быть прямым. Я родился в 1977 году, в Тюмени, учился в школе № 26 до 9 класса, потом поступил в СПТУ-18, хотя успешно прошел отбор в 10-й класс. Учился на столяра и плотника, есть диплом, могу табуретки, столы делать. Потом армия. Я служил в железнодорожных войсках. Это было тяжелое время и для нас, и для всей армии. Работать я начал рано, еще до своего совершеннолетия подрабатывал продавцом в комиссионном магазине на Тульской, где моя мама работала бухгалтером: приходил с учебы и работал до вечера, а в каникулы - целый день. Плюс еще ночью дежурил в этом же магазине, поэтому в 16 лет у меня всегда были свои деньги, никогда не просил у родителей что-то мне купить. 

- Ваши родители жили небедно? 

- Как сказать. Времена тогда тяжелые были - отец работал сначала на Моторном, потом на Аккумуляторном заводе простым рабочим, а вечерами таксовал, в 90-е годы многие так жили. Помню, как-то вечером отец пришел со смены и начал снова собираться. Как? Куда! "Так клиент есть, в Уфу его нужно увести, платит хорошие деньги", - ответил отец. И поехал в ночь, а утром обратно. Как правило, 31 декабря приходил домой за 15 минут до полуночи. Я ему еще помогал, когда начались нападения на таксистов, садился на заднее сидение... В молодости я занимался спортом: до 14 лет хоккеем, играл вратарем в "Юности", "Рубине", ездил на турниры по стране. Потом всерьез занялся боксом, тренировки были не менее интенсивные, и я всегда был в хорошей спортивной форме. Поэтому меня охотно брали подрабатывать охранником. Сначала работал охранником на автостоянке, а после армии устроился в охрану на нефтебазу "Сибнефти". Можно сказать, это было мое первое знакомство с топливно-энергетическим комплексом - я смотрел, как работают операторы, как замеряют уровни в резервуарах, осуществляют сливо-наливные операции. В 2000 году устроился продавцом на Аккумуляторный завод - продавал аккумуляторы, автозапчасти. У меня это неплохо получалось. 



- А кем тогда мечтали стать? 

- Первое высшее образование у меня государственное муниципальное управление. В 2001 году, когда еще работал на Аккумуляторном заводе, поступил в университет. Сейчас понимаю, что, скорее всего, нужно было поступать в технический вуз, но у меня тогда были серьезные планы стать политиком, чиновником, тем более отец всегда говорил, что без высшего образования никуда. Учился заочно и продолжал работать. Потом переехал в Ханты-Мансийск, где проживала моя будущая жена. Собираясь на Север, я понимал, что существенно теряю в зарплате, потому что в магазине на Аккумуляторном заводе у меня был неплохой доход. И тем не менее, я принял решение - люблю все новое, перспективное, неизвестное. В 2003 году меня взяли на работу в «Ханты-Мансийск Нефтепродукт». На тот момент это предприятие входило в структуры нефтяной компании «Юкос». Работал оператором на АЗС. Меня научили обращаться с топливом, моими наставниками были коллеги, проработавшие на этой АЗС с начала 70-х годов. Потом у «Юкоса» появились проблемы и началась текучка кадров. 

- А вы остались? 

- Конечно! Меня многие спрашивают и удивляются, мол, как так - пришел оператором и за два года дорос до главного инженера предприятия? Не иначе, как чудо или какие-то связи помогли так быстро подняться. Ни то, ни другое! На самом деле все очень прозаично. Организация начала распадаться, как я уже говорил, началась текучка кадров. Один что-то утащил, потом поплатился, другой понял, что не его и сбежал. А я человек такой, понимал - если поставлена задача, ее нужно выполнять, а что и как ты будешь делать, для руководства на имеет значения. Ни одному руководителю не нравится, когда к нему подходит подчиненный и начинает задавать много вопросов относительно поставленной задачи. 

- Становится интересно… 

- На тот период я был мастером АЗС и исполнял обязанности руководителя, обеспечивал работоспособность автозаправочного комплекса с магазином, мойкой. Передо мной сменились несколько главных инженеров, и в один прекрасный день, когда все уже поняли, что компания «Юкос» скоро исчезнет, а должность главного инженера расстрельная, меня вызвал к себе гендиректор и предложил эту должность, хотя на тот момент у меня еще не было высшего образования. 

- Александр Владимирович, у вас явные авантюрные наклонности. 

- Если авантюризм опирается на знания и опыт, ты знаешь, что делать, то это уже трудно назвать авантюризмом. Конечно же, первые два-три месяца я жалел, что во все это ввязался, потому что столкнулся с огромными сложностями. Был случай, когда водитель бензовоза, он у нас работал по договору, наотрез отказался везти топливо на АЗС, потому что ему не заплатили вовремя зарплату. Уговоры не действовали. Шеф в Москве, а я исполняю обязанности и главного инженера, и гендиректора. Что делать? И ведь я, недолго думая сел за руль бензовоза, довез топливо до заправки. АЗС должна работать непрерывно. А когда приехал генеральный, я даже не стал обозначать эти проблемы. Самое главное, что вопрос был решен. Так и работали. 



- Почему решили вернуться в Тюмень? 

- По семейным обстоятельствам пришлось уехать в Тюмень. Это было связано со здоровьем близких. Я продолжал работать в Ханты-Мансийске, а семья жила в Тюмени, и я каждые выходные или через выходные ездил к ним на автомобиле: 1000 км туда, 1000 км обратно, вечером садился за руль, к утру приезжал в Тюмень. В 2005 году, когда у меня уже родился сын, я понял, что больше так не могу, уволился и переехал в Тюмень, чтобы снова начать все с нуля. Какое-то время работал в «Автограде», занимаясь продажей моторных масел, а в июле 2006 года устроился товарным оператором на Антипинском НПЗ. 

- Долго работали оператором? 

- Скорее наоборот. Секрет успеха карьерного роста, как бы это банально ни звучало, кроется в отношении к работе. В июле 2006 года Антипинский НПЗ еще не работал, завод достраивался. Первую нефть приняли в августе, запустились в сентябре 2006 года. Сроки, как обычно, поджимали, нужно было многое успеть сделать. Однако многие коллеги, как по школьному звонку, после смены просто уходили домой. Мы же, нас было несколько ребят, которые сейчас тоже на руководящих должностях, фактически жили на предприятии. Надо значит надо. Тогда в 2006 году я получал 13-14 тысяч рублей, этого хватало только на еду. Но на жизнь смотрел с оптимизмом, нас выручала коммуналка. За коммунальные услуги в Ханты-Мансийске приходилось платить по 5 тысяч рублей, здесь же выходило не более 700-800 рублей. Жить можно! Устроился я в июле, а ближе к концу года был уже начальником участка. До этого ставили на должность инженера приемно-сдаточного пункта. Приходилось совмещать две должности. Говорят, мол, надо нарисовать технологическую схему. А кто ее нарисует? Все понял, начинаю осваивать программу «Автокад», Начал изучать 3D-графику, освоил довольно быстро. Через год получил диплом о высшем образовании. 

- Даже не верится. 

- Вот-вот. Когда в избирком сдавал документы, в том числе нужно было представить свою биографию, все решили, что у меня или моих родителей большие связи. На самом деле отца я похоронил еще в 2004 году, мама уже давно на пенсии, и у нее нет таких друзей, которым можно позвонить, и они все решат. Не было у нас таких знакомых никогда! Просто ответственно подхожу к работе и старюсь все делать сам. Если уж совсем упремся, когда проблему вообще «не объехать», только тогда подхожу к руководству, но опять же с конкретными предложениями. 

- Александр Владимирович, почему вы решили стать депутатом? 

- Впервые решение участвовать в праймериз (внутрипартийных выборах) я принял в 2016 году, хотелось понять все изнутри. С тех пор стремление только усилилось. Никто из руководства завода в Думу меня не продвигает. Это исключительно мое желание. Мне лишь сказали, мол, если хочешь – иди, это твое право, главное, чтобы сильно работе не мешало. К слову, Антипинский НПЗ входит в первую тройку самых крупных налогоплательщиков Тюмени, и мне бы очень хотелось знать и видеть своими глазами, как и на что расходуются бюджетные средства, каким образом расставляются приоритеты. Мне бы очень хотелось, чтобы и район Антипино, где находится наше предприятие, и где проживают многие наши сотрудники, не остался без внимания городских властей. Конечно, будет сложно работать. Пока мы с вами разговариваем, мой телефон уже разрывается по работе: одному вагонов не хватает для отгрузки, другому нужен транспорт, третий позвонил по линии совета трудового коллектива. Я являюсь его председателем. Думаю, что, если тюменцы проголосуют за меня, должность председателя СТК придется оставить, перейду в замы. Кстати, общественная работа как раз и способствовала моему стремлению стать депутатом. Мне поступает много обращений от работников предприятия, проживающих в Антипино. Сейчас я знакомлюсь со своим районом, побывал в микрорайоне Лесной, на Войновке. Знакомлюсь с жителями, выясняю, как они живут, что их волнует, какие у них проблемы. 

- Какие проблемы больше всего волную жителей Антипино, Войновки? 

- Жильцы жалуются на проблемы с детскими садами, их не хватает, особенно в новостройках. Построили микрорайон Новоантипинский. Заселяются сюда преимущественно молодые семьи, а детского сада здесь нет. Садик есть только в Антипино, его заведующая уже за голову хватается. Два корпуса детсада уже переполнены. Мест в детском саду на всех действительно не хватает, проблема актуальна, ее нужно решать. Но сейчас я не могу сказать, смогу ли я ее решить или нет, потому что понимаю, что строительство нового садика потребует больших финансовых затрат и не хочу никого обманывать обещаниями, что его скоро построят. Вообще я не сторонник давать лживые обещания. В частных случаях я могу помочь и помогаю людям, которым нужно место в детском саду. И детскому саду в Антипино помогаю. Ведь многие вопросы можно решить без финансовых затрат. Меня попросили снести в садике старые веранды, чтобы на ее месте поставить новую. Для сноса и вывоза мусора руководству детсада нужно было заплатить 70 тысяч рублей. У меня таких денег нет. Я так и сказал заведующей, но все же пообещал посодействовать. Мобилизовал коллег, за пару дней мы сами снесли две старых веранды, подогнали технику, вывезли мусор. На утро можно было приступать строить новую. 

- Благоустройство территории тоже, наверное, оставляет желать лучшего. 

- Конечно. Пожилая женщина пожаловалась на то, что ей далеко идти пешком от остановки по Старо-Тобольскому тракту, чуть ли не километр. Конечно, можно взять и пообещать, что завтра же будет новая остановка. Но я такого никогда не скажу, потому что понимаю, что остановка подразумевает не только установку знака, но еще и «кармана» для заезда автобусов, тротуара, пешеходного перехода. Я обращался в проектную организацию. Мне пояснили, что в следующем году планируется реконструкция улицы, расширение до четырех полос, и будет в том месте, где просят жители, и остановка, и светофор для пешеходов с кнопкой. 

- Волнуют горожан проблемы экологии? Ведь они живут рядом с промзоной. 

- Что характерно, судя по моим встречам с жителями Антипино и Войновки, мне очень редко задают вопросы, связанные с экологией. Наверное, потому что не такие уж и серьезные эти проблемы. Приведу один пример. В Антипино есть одно небольшое предприятие, из трубы которого периодически валит черный дым. Так вот, год или два назад на Антипинский НПЗ посыпались жалобы с фотографиями. Издали действительно кажется, что дым идет от нашего завода. Как оказалось, на этом маленьком предприятии рядом с жилыми домами в Антипино варили битум для производства асфальта. Местные жители, не зная об этом, тут же всё свалили на Антипинский НПЗ, потом разобрались. Были жалобы и на неприятный «химический» запах, который якобы исходил от предприятия. На нашей территории никакого «подозрительного» запаха не ощущалось. Выехал за территорию, в итоге обнаружил источник – на одном из предприятий в том же районе Антипино в природный газ добавляют одорант, который придает газу специфический запах. То есть мы тут совершенно ни причем. И таких историй масса! Я считаю, что в каждом конкретном случае нужно разбираться отдельно, а не голословно обвинять какое-то одно предприятие, которое у всех на слуху. Это же касается и Войновки. 

- Александр Владимирович, вы идете на выборы в Тюменскую областную думу от партии «Единая Россия». Для вас это принципиально? 

- Да, я считаю, что партия «Единая Россия», в которой я, если честно и не состою - это партия реальных дел, а не пустых обещаний. В этом я уже не раз убеждался. 

- Чем может помочь ваш трудовой опыт в решение проблем избирательного округа? 

- Я не даю пустых обещаний и многие вопросы решаю без чьей-то помощи, потому что многое могу сделать сам, вообще не люблю ни у кого ничего просить. Мое жизненное кредо – надеяться только на себя. Удивляют жители, которые жалуются на каждую мелочь, вот, мол, у нас тут мусор, там беспорядок. Я им говорю: «Давайте все вместе соберемся и наведем порядок». Как думаете, что мне на это ответили? Желающих не нашлось. Гораздо проще сидеть на диване и критиковать всех и вся в соцсетях. И все-таки людей можно сплотить. Для этого им нужно просто показать пример. У нас на предприятии есть добрая традиция – вот уже в течение нескольких лет мы каждый год поздравляем ветеранов Великой Отечественной войны, проживающих в Антипино, с Днем Победы. Собираем деньги с зарплаты и покупаем ветеранам шикарные продуктовые наборы, видим, как искрятся их глаза. В эти минуты и мы становимся счастливыми. Еще уже второй год собираем детей из малоимущих многодетных семей в школу из поселка Мальково, также собираем деньги и покупаем им ранцы, тетрадки, ручки, карандаши. И все это, поверьте, делается не ради пиара и постов в Интернете. 

- Есть у вас какое-то хобби? Может быть, продолжаете заниматься спортом? 

- Да, я играю в хоккей, выступаю за заводскую команду. К сожалению, после травмы стал реже ходить на тренировки, да и времени на спорт остается все меньше. Хочется хотя бы раз в неделю побыть с семьей. 



- Александр Владимирович, что вас волнует, как отца? 

- Хотелось бы чтобы у наших детей было больше возможностей для занятий спортом. Да, у нас много спортивных секций, спортзалов, хороших тренеров, но порой все упирается в элементарные нестыковки. Мой сын занимается хоккеем. Тренировка у них начинается в 14.00, ребенок учится в первую смену до 13.45. Получается, что за 15 минут ему нужно доехать до «Партикома». Это не реально. В школе даже не пытаются идти навстречу. Скоро сыну исполнится 14 лет, если он уйдет из спорта, чем он будет заниматься? Без спорта нет дисциплины. Мне спорт дал очень многое, и я надеюсь, что и сыну спорт очень поможет. Я бы обратил внимание наших чиновников на эту проблему. Дети должны развиваться не только в школах, у них еще должно быть время и возможности для занятий в спортивных секциях, технических и творческих кружках.

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово и отправьте нам, нажав Ctrl+Enter. Спасибо.
Новогодние корпоративы: Чем удивляют тюменские кафе и рестораны в этом году Ближайшие горнолыжные курорты: что предлагают, как добраться, сколько стоит Где в Тюмени нельзя строить загородный дом?


Другие статьи


Лента новостей

позавчера
15 ноября

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ