НОВОСТИ

«Лучше я буду красивой, чем ты». Как неприятие родителей лишает детей права на счастье

15:53 5 октября 2018
1302
Опубликовал > Megatyumen.ru

Домашнее насилие в современном мире не является редкостью – с ним ежегодно сталкивается большое количество детей. И если к физическому насилию общество выработало устойчивое негативное отношение, то с моральным давлением все не так просто. Часто его считают незначительным, не заслуживающим внимания. Проблемой, на решение которой не стоит тратить времени. Тем, что не накладывает никакого отпечатка на дальнейшее формирование личности. Но это не так.

Портал Megatyumen.ru публикует истории, которые рассказаны на условиях анонимности жертвами психологического насилия – истории об одиночестве, непонимании и отчаянных попытках детей докричаться до своих родителей. Иногда им это удается. Иногда калечащие отношения обрываются, оставляя глубокие следы на жизнях, разрушенных самыми близкими.

Все детство Мария (имя изменено по просьбе героя публикации – прим.) пыталась понять, почему выдающиеся родители не принимают ее, считают недостойной их. Долгое время она безуспешно пыталась соответствовать ожиданиям отца и матери.

Марии – 46 лет, ее собственный ребенок уже вырос. Она уверена, что именно появление дочери помогло ей изменить свою жизнь к лучшему.

Я состояла из одних недостатков

У меня никогда не было чувства, что моя семья – неправильная. Все чувства неправильности, отличности от других касались только меня. Я была не такой, как они. Я была странной. Наверное, такие чувства испытывают неудачные дети талантливых артистов. Сейчас я уже могу анализировать все, что происходило в то время, а в детстве я просто чувствовала себя совершенно чужой на празднике жизни.

Моя мама была красивой, яркой, веселой. Казалось, в нее влюблялись все, кто хоть раз оказался на ее пути. У нее было море друзей, а моя единственная подруга восхищалась ей и завидовала мне. Я же всегда ощущала какую-то фальшивость, наигранность предъявляемых ею чувств. Но это была моя мама, и я давила в себе такие мысли, как умела, только одним способом – говорила себе, что это не она такая, это я ненормальная. Впрочем, мама отлично умела показывать, как же разительно я отличаюсь от нее – безусловно, в худшую сторону. Если я говорила, что она самая красивая мама, то ее лицо выражало не только удовольствие, но и превосходство: «мне жаль, что ты не такая красивая, но тут уж ничего не поделаешь. Лучше я буду красивой, чем ты».

Я состояла из одних недостатков, противоположных ее достоинствам. Она красивая – я серая мышь, она душа компании – я бука, она шустрая – я тормознутая, она умелая – я неловкая. Всего и не перечислишь. Такие мелочи: «какой у тебя огромный нос, когда ты смеешься»; «почему ты так медленно двигаешься?»; «я с таким весом замуж выходила». Эти слова говорились мне невзначай, но оставляли глубокие следы. Эх, мама, если бы ты знала, сколько времени я провела у зеркала, пытаясь улыбаться так, чтоб мой нос не расплывался, как я в момент ходьбы ощущала себя сороконожкой, задумавшейся о том, как должны двигаться ее ноги, как каждая моя шутка казалась мне нелепой. Но я никогда не скажу тебе этого, потому что твой недоуменный взгляд вызывает у меня раздражение до сих пор.

Я не была достойна ее общества

Если на вечеринках с ее друзьями речь заходила о достоинствах детей, мама снисходительно говорила одно и тоже: «зато она очень добрая». Как же я ненавидела это слово. Мне хотелось заорать: «Я совсем не добрая, я злобная маленькая тварь, которая презирает тебя, себя и весь окружающий мир! Я не могу убить муху не потому, что мне ее жалко, а потому что мне противно. И ты меня не просто не знаешь, а ты меня и узнать не хочешь, потому что мои чувства для тебя слишком ничтожны и непонятны».

Мой маленький мозг отказывался принимать противоречия и выдумывал байку про приемного ребенка. Это казалось намного более логичным, чем то, что родная мама не считает меня достойной быть ее дочерью. Кажется, даже болеть я начала, чтоб оправдать свою неуклюжесть и медлительность. Самое удивительное заключается в том, что там, где не присутствовала моя мама, я могла становиться вполне шустрой. Для меня худшим из проявлений психологического насилия был не крик или упреки, а взгляд моей мамы. Взгляд, который переворачивал в моей душе все наизнанку, лишал меня уверенности в себе, в собственной нормальности и способности быть достойным членом общества. Ее общества.

Впрочем, пытаясь разобраться с отношениями с мамой, я совсем забыла про своего выдающегося папу. В становлении моей неуверенности в себе он тоже сыграл свою роль, хотя не думаю, что это было намеренно. Так вышло, что он очень хорош – человек, который, казалось, мог добиться всего, талантливый во многих отраслях, успешный, красивый, обладающий тонким, порой язвительным юмором. Он, как и мать, умел нравиться людям с первого взгляда, и в него также была влюблена моя подружка. Когда-то она сказала мне с восхищением:

– У тебя такие родители!

Потом она замялась, и я прочла в этой паузе фразу: «в кого же ты такая несуразная?». У папы, добившегося всего своими силами, были определенные ожидания от потомков, которые никак не могли оправдаться в отношении меня. Я не обладала ни его талантами, ни его целеустремленностью, ни его хваткостью.

На мои чувства им просто наплевать

В таком душевном раздрае, пытаясь внешне соответствовать своим потрясающим родителям, а внутренне считая себя отвратительным гадким утенком, я плавно вошла в подростковый возраст. Мой папа встретил другую женщину, и последовал развод. Родители рвали мою душу на куски. Каждый пытался доказать, что его вины в произошедшем нет. А я, привыкшая к внешним проявлениям доброты, должна была понимать каждого из них и лавировать, чтоб никого не обидеть.

Для меня это был кромешный ад. Если я ссорилась с мамой в это время, она сыпала упреками, что я похожа на него, похожа во всем – даже ухмылка у меня такая же кривая. Наверно, именно в то время у меня в душе возник настоящий бунт. Я вдруг поняла, что я должна войти в положение каждого из них, но на мои чувства им обоим просто наплевать. Я боялась идти против папы, интуитивно чувствуя, что он может выбросить меня из своей жизни. Так это или нет, я не знаю до сих пор – не рискнула проверить.

Вся сила моего внезапного гнева направилась на маму. Я быстро поняла, что мне с ней не тягаться – она умела подавлять бунт. Я видела все тот же взгляд, показывающий никчемность и тупость моих взрывов, слышала хлесткие фразы, неизменно вызывающие чувство вины. И тогда самые страшные приступы ярости начали происходить внутри меня, заканчиваясь самообвинением. Это время было очень тяжелым для меня. Я пыталась разобраться, что же со мной не так, почему я не могу быть такой же, как они, и почему они не могут принять, что я не такая, как они. И как мне с этим жить. А ответ лежал на поверхности: я родилась не в той семье. В семье, где мое отличие от родителей просто не принималось.

Я научилась видеть в ней человека

Переломный момент в моих отношениях с мамой произошел, когда я родила свою дочь. Когда она начала подрастать, я поняла, что принимать ребенка таким, какой он есть – это, оказывается, совершенно естественно. Я смотрела на свою маленькую девочку и видела в ней человека со своим характером, своими привычками, своей жизнью. Это кажется удивительным, но как я была противоположностью мамы, так и моя дочь во многом является противоположностью мне. Я медлительная – она шустрая, я тихая – она бойкая, я маленькая и серенькая – она яркая, я спокойная – она взрывная. И мне нравится все это.

Видимо, мама смогла почувствовать мое осуждение, потому что сценарий ее поведения изменился. Она часто говорила мне в детстве: «вот появятся у тебя свои дети, и ты поймешь меня». Но я не поняла – отрыв только увеличился. Я почувствовала настоящую, безусловную любовь к собственному ребенку. Я получила то, чего не сумела получить она – ответную любовь. И чем сильнее взрослела моя дочь, тем ближе мы становились друг к другу. Мамино неприятие моих качеств уже не имело для меня большого значения.

Иногда я намекала ей на свои чувства, на то, что вызывало у меня боль в детстве, и слышала оправдания. Мой путь прощения матери был очень долгим и сложным, но все же я смогла немного понять ее мотивы и ее собственные проблемы. Я научилась видеть в ней человека, а не картинку, которая подавляла меня своей идеальностью. И мне стало гораздо легче.

Все мы не без греха, но я так хотела бы сказать родителям: принимайте своих детей. Спорьте с ними, ругайтесь, убеждайте, но принимайте. Потому что из-за вашего неприятия они могут так запутаться в собственных чувствах, что просто не смогут насладиться своей жизнью.

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово и отправьте нам, нажав Ctrl+Enter. Спасибо.
Зачем девушки делают это: здоровье или удовольствие Тюменские врачи смогли сделать это впервые Где в Тюмени нельзя строить загородный дом?


Другие статьи


Лента новостей

позавчера

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ