НОВОСТИ

Шамиль Агаев: «Для меня на первом месте, чтобы зритель кайфанул»

14:23 10 апреля 2019
1523
Опубликовал > Megatyumen.ru

Про кинематографиста Шамиля Агаева узнали далеко за пределами нашего города. Тюменец дважды побеждал в конкурсе Disney, став соавтором сценария двух новелл, обе из которых вошли в фильмы российского подразделения американского гиганта «Счастье — это...». Также он, как режиссер и сценарист, регулярно участвует в российских и международных фестивалях кино и социальной рекламы. Редакция портала Megatyumen.ru поговорила с Шамилем Агаевым, чтобы узнать о том, есть ли будущее у тюменского кино.

Шамиль, с чего начался ваш путь в кинематографию, и кто или что повлияло на то, что вы стали заниматься этим профессионально?

Я со школы вел мероприятия, занимался внеучебной деятельностью. В 10 и 11 классе подрабатывал на местном телевидении. Мы делали все: и за камерой стояли, и режиссировали, и сценарии писали. Но это было хобби. Мысли не было, что это станет чем-то серьезным. Даже потом, в университете, я не думал, что это будет всерьез.

Но после 2015 года и фильма «Диснея», когда я, 22-летний пацан, внезапно оказался на красной дорожке с Андреем Мерзликиным и другими известными российскими актерами, вдруг понял, что написанные «в стол» рассказы могут иметь какую-то ценность. А потом случился дебют в короткометражном кино, мы сделали ленту «Не по регламенту». Она хорошо зашла зрителям. Тогда задумался: а правильно ли я делаю, что несерьезно к этому отношусь? Затем пришло понимание, как с помощью кино можно зарабатывать, пусть и немного. Да и сейчас немного (смеется). Но как же здорово было кайфовать каждый день от каждой стадии создания видеопродуктов: ролика, фильма, рекламы.

Вы делали социальные ролики, рекламу, кино... где брали энергию, чтобы снимать обо всем и сразу?

Не считаю, что снимал обо всем и сразу. Просто есть какие-то темы, которые мне очень близки и интересны. Если раньше это были романтические вещи, то теперь я хочу писать то, что мне самому хочется смотреть. Сейчас интересна тема внутренней борьбы человека, в первую очередь, с самим собой. Интересно исследовать тему морального выбора, изучать неоднозначных героев.

Насчет энергии – это со стороны выглядит так! Я много времени трачу на то, чтобы не делать вообще ничего. Читаю книги, смотрю фильмы. Для меня ориентиры – Нолан и Тарантино. Они выстреливают редко, но очень метко. Мне близок такой подход. Я – не супер-трудоголик. Но если я взялся за проект, то им живу. И для меня на первом месте, чтобы зритель кайфанул. Чтобы весь хронометраж ролика зритель провел хорошо.

Поговорим о работе с Disney. Вы начали с ними сотрудничать еще в 2015 году, когда вышел первый фильм «Счастье — это...», состоящий из серии небольших историй. Одна из новелл была снята по вашему сюжету. Затем вы снова стали сценаристом, уже для второй части фильма. Как это получилось?

Когда впервые выиграл, даже не верил. Был внутренний конфликт: думал, а не обманщик ли я? Итоговую историю очень сильно изменили и, может, я стал жертвой закулисных игр? Но когда узнал, что и во второй раз история проходит в фильм, то это убедило меня в честности победы, ведь вторую новеллу вначале не хотели принимать. Мне объясняли, что «это не про счастье, и у вас курят». Говорю – «курение можно убрать легко. А разве не счастье, если человек обрел друга?». Чуть-чуть подредактировал – и история выиграла конкурс. Хорошо, что хватило смелости и наглости возмущаться. Это привело к результатам.

После относительного успеха со студией Disney вы сказали, что делаете все, чтобы не остаться «тем чуваком, который писал сценарий для „диснеевского“ фильма». Почему? Боитесь остаться только в этом амплуа?

Абсолютно верно. Не хотелось бы, чтобы помнили за какие-то прошлые заслуги. Это нормальное желание любого человека. Хотя боюсь, что только усугубил, ведь второй значимый проект – снова «Дисней». Но хочется запомниться людям не только «таким чуваком».

В этом же интервью вы признались: «все что ты делаешь, ты делаешь для людей, чтобы им нравилось». Получается, любой творческий человек зависит от своей аудитории?

Не любой. Есть авторское и коммерческое кино. У каждого жанра свой зритель. Конечно, можно быть полностью независимым и говорить: «Я художник, я так вижу». Но если ты взял большой бюджет и хочешь, чтобы его посмотрело много людей, то какое к черту «я художник, я так вижу»? Нужно просто понять, что ты делаешь что-то не ради себя, а для зрителя. И не угождать, не подлизываться, а именно сделать то, что удивит. Кинозал – это общество в миниатюре. Есть представители разных слоев и профессий, и неважно, врач ты или директор завода: если я все сделаю правильно, если хорошо изучу своего зрителя, то смогу заставить его заплакать или засмеяться там, где мне нужно. Это невероятное чувство, в такие моменты ощущаешь себя иллюзионистом!

Но делать развлекательный продукт для зрителя – это всегда коррида. Зритель очень опасен. Если не дашь ему то, что он хочет (а он часто сам не знает, чего хочет), тебя растерзают моментально. Но если ты сделаешь все классно и дашь человеку то, что ему действительно нужно, эта же самая публика начнет тебя возносить. Искусство как раз в том, чтобы понять лучше своего зрителя, понять, как его развлечь. В какой последовательности расположить 33 буквы алфавита, чтобы зритель оказался в твоей власти.

Многие ваши работы были на лирические темы, затем вы сказали, что хотите заниматься «тонкими психологическими вещами». Чем занят ваш ум сейчас?

Как я говорил ранее, мне интересно разбираться в теме внутренних противоречий человека. Мне интересны максимально реалистичные истории, психология персонажей.

О Тюмени вообще возможно снять тонкий психологический фильм? Если да, какую тему в нем можно затронуть, чтобы она задела зрителя?

У нас можно снять любой фильм. Я вообще не вижу никаких ограничений ни по жанру, ни по глубине, ни по актуальности. И нет особой темы, которая была бы лучше и важнее других. Но хорошие фильмы на актуальные темы всегда лучше заходят, чем хорошие на неактуальные. Та же недавно вышедшая «Зеленая книга», которая понравилась и кинокритикам, и большинству зрителей – хороший и актуальный фильм. Но есть темы и вечно актуальные: отцы и дети, кто я.

Вы говорили, что раньше мечтали увидеть свою фамилию на сайте «Кинопоиск». О чем мечтаете теперь?

Это была некая «хотелка». Мечта и цель – разные вещи, я их очень четко разделяю. Но пока не готов говорить о мечтах. То, что я могу сформулировать, будет слишком амбициозным, и те две капли скромности, которые у меня пока остались, не позволяют говорить об этом.

Блиц-опрос

Режиссер или сценарист?

Сценарист.

Россия или США?

Россия. Когда-нибудь я хотел бы попробовать себя в США, хотя пока понимаю, что у меня недостаточно опыта и сил. Вот если добьюсь чего-то весомого в своей стране, то хотелось бы понять, чего стою на мировом уровне.

ТОП-3 режиссера среди ныне живущих?

Кристофер Нолан, Квентин Тарантино и Юрий Быков. Это три человека, фильмы которых я всегда жду и обязательно пойду на них в кино.

ТОП-5 любимых сериалов последнего времени?

Пять не придумал, только три. «Игра престолов», «Кремниевая долина» и документальный сериал «Создавая убийцу».

С каким актером/актерами мечтали бы поработать на одной площадке?

Одна из моих целей, на которую я всерьез рассчитываю – Евгений Цыганов. Мне очень нравится, как он играет. Абсолютно магический для меня актер, и я очень хотел бы с ним когда-нибудь поработать.

Готовый сценарий к фильму от Шамиля Агаева

Расскажу совершенно безумный сценарий для фильма. Это было в реальности – история про инженеров, которые во второй половине 30-х годов прошлого века занимались передвижением домов в Москве. Им дали команду расширить улицу Максима Горького (ныне Тверскую) и передвинуть со своих мест более 30 домов.

Инженеры, взявшиеся за этот проект, раньше строили московский метрополитен. Не имея никакой теоретической базы и опыта, несмотря на непрекращающиеся доносы чиновников, считающих их опасными авантюристами, они учились передвигать дома. Инженеры пробивали бетонные полы домов, стелили под ними рельсы, ставили дома на колеса и передвигали их, как гигантские вагоны... а внутри горел свет, текла вода, и люди порой даже не замечали, что их дом находится в движении!

Были истории, когда человек ложился спать, а просыпался уже по новому адресу. Или когда двигали здание офтальмологического диспансера в то время, как там делали операции. Для меня это что-то невероятное. Настоящий подвиг! Просто загуглите «передвижение домов в Москве», и вы сами все увидите. Они сами все изобретали, и в итоге побили американский мировой рекорд в 11 тысяч тонн, передвинув здание весом 23 тысячи тонн. Герои боролись с законами физики, московскими чиновниками, а главный герой-немец боролся еще и с ксенофобией. Невероятный этап российской и мировой истории, о котором почему-то ничего не рассказывают в школах.

В данный момент я веду переговоры с несколькими продюсерами на предмет того, чтобы это кино состоялось. Очень дорого снимать фильм, в котором двигают дома, да еще и в 30-е. Но если история хорошая, то рано или поздно она обычно добирается до экранов. Джеймс Кэмерон не даст соврать – он 30 лет ждал, пока технологии позволят ему снять сценарий «Аватара».

Материал подготовил Михаил Захваткин

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово и отправьте нам, нажав Ctrl+Enter. Спасибо.

Другие статьи


Лента новостей

позавчера

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ