НОВОСТИ

«Они словно собаки, которые чуют страх»: история тюменки, которая всю жизнь боится мужчин

14:30 29 августа 2019
2312
Опубликовал > Megatyumen.ru

На протяжении жизни множество людей сталкиваются с различными страхами или фобиями: некоторые панически боятся пауков, других пугают замкнутые пространства, а третьи предпочитают переходить на другую сторону улицы, увидев впереди стаю собак. Портал Megatyumen.ru публикует цикл историй тюменцев, которые не понаслышке знают, каково это: жить в постоянном напряжении, боясь иной раз просто выйти на улицу.

Парализующий страх, желание убежать, оцепенение – с этими чувствами с самого детства хорошо знакома тюменка Алина. Сейчас ей 24 года, и всю жизнь она боится мужчин.

Это не история из разряда «до» и «после», когда все было хорошо до определенного момента, а потом, словно гром среди ясного неба, что-то случилось, и я стала бояться мужчин. Нет. Все совсем иначе. Иной раз мне кажется, что этот страх – как приложение ко мне, которое шло в комплекте при рождении.

Сколько себя помню, всегда боялась мужчин. Иногда бабушка с ностальгией в голосе вспоминает, как я в свои два года «защищала» маму, когда папа ушел в армию. Как только на горизонте появлялся любой мужчина – брат, сват, знакомый, сосед, прохожий – я заводила ее за свою спину и скалилась. Ей это всегда казалось забавным. Мне – нет.

«Главное – быть начеку»

До 16 лет, пока не переехала в Тюмень, я жила в маленьком городке с населением в 90 тысяч человек. В таких местах, надо сказать, своя аура: заброшенные здания посреди пустыря, маргинальные компании во дворах и люди, которые не дают прохода, сидя на корточках в каждом втором подъезде. Повезет, если пьяные или обдолбанные: от них всегда можно убежать. Главное – быть начеку. Это первое правило выживания, когда выходишь на улицу, а в голове только одна мысль: слишком много мужчин, они везде, и они словно собаки, которые чуют страх и стараются подойти поближе. Их не интересует, сколько тебе лет. Они чуют животный страх и будто стремятся выяснить, откуда он, или же просто позабавиться.

Несмотря на то, что страх, кажется, родился вместе со мной, он получал подпитку извне. Это происходило не постоянно, но часто. Например, когда мне было 11-12 лет, я ждала, когда подружка вынесет воду во двор, и мы пойдем гулять. В этот момент ко мне подошел мужчина. Я до сих пор помню его внешность до мелочей: на нем была обшарпанная куртка коричневого цвета и темные брюки, а в руках – небольшая сумка в цвет верхней одежды. Он был в очках с толстыми линзами, которые слегка прикрывали его неприятный взгляд. Он подошел и заискивающим елейным голосом поинтересовался, чем это я тут занимаюсь. Словно пытался расположить меня к себе. Я настороженно попятилась и сказала, что жду подругу. Он внезапно протянул мне свою сумку и безапелляционно заявил, что я срочно должна ему помочь.

Тогда на каждом шагу еще не было домофонов, и деревянная подъездная дверь поддавалась каждому желающему. Он зашел в подъезд, откуда должна была выйти Ленка, и спрятался за одной из створок. Я осталась стоять и, буквально покрываясь испариной, не знала, куда себя деть. А главное – что делать с его сумкой, которая прибила меня к одному месту, как якорь. Буквально через минуту он позвал меня:

– Забеги-ка на минутку. Я забыл в сумке платок.

Он сказал это очень «по-житейски», но я стояла как вкопанная, не трогаясь с места. Это не было похоже на шок. Скорее, на обработку сигнала от подсознания о возможной опасности. Он позвал меня еще раз, но я не реагировала. Тогда он просто появился в дверном проеме со спущенными штанами, демонстрируя то, что у него ниже пояса. Я не видела выражение его лица, не знаю, что он говорил, кроме «Иди-ка сюда», потому что голова – словно штаб, в котором собрались экстренные службы – разрывалась от сигнала «Беги». И я, бросив в него сумку, побежала.

«Я просто бежала и бежала от мужчин»

Если вспомнить мое детство и юность, может показаться, что я годами претендовала на роль в фильме про Форреста Гампа, ибо «Беги, Форрест, беги» – очень знакомая для меня установка.

Выход из дома всегда, особенно в детстве, был для меня довольно стрессовым занятием. Тогда казалось, что меня буквально вышвыривает из зоны комфорта. Дойти до школы было целым квестом, потому что на улице в ранний час всегда можно встретить мужчин. И от того, откуда один из них может появиться, зависела линия моего поведения.

Например, если мужчина шел навстречу, я смотрела в другую сторону. Не демонстративно, а так, словно меня никоим образом не волнует его появление на моем пути. При этом с помощью бокового зрения я следила за всеми его движениями, чтобы считать сигнал об опасности. Если мужчина просто двигался по своей тропе, через пару минут я забывала о его существовании. Но спокойствие длилось недолго, потому что позади также мог появиться опасный субъект. Казаться бесстрашной, когда позади идет шаркающий мужик, и за его движениями не проследить, не поворачиваясь, – довольно сложная задача. Но когда трясешься, как овечий хвост, понимая, что позади идет условный враг, фантазия работает с утроенной скоростью. И я придумала способ избежать столкновения: делала вид, что развязались шнурки, присаживалась и исподлобья следила за прохожим. Когда он проходил вперед, я вскакивала и шла позади него. Таким образом наблюдать за траекторией движения в разы проще.

Как правило, опасения были беспочвенны: почти всем наплевать на малолетку, которая с утра пораньше идет в школу. Кому это надо? Ну, кроме извращенцев. И один такой попался, когда мне было 14 лет.

Я училась в седьмом классе. Утром, когда я шла на занятия, внутренний радар уловил шевеление. Судя по звукам, позади шел мужчина. Они ходят очень характерно – никогда не спутаешь с женщиной. Он сравнялся со мной, улыбнулся во всю ширь своего рта и спросил, в какую школу я иду. Мне захотелось сесть посреди улицы, обхватить колени руками и попросить не разговаривать со мной. Но поскольку социально ожидаемая реакция должна быть иной, я просто ответила на вопрос.

– О, мой племянник тоже там учится. Хорошая школа, правда?

Я кивнула. Он попросил помочь ему. Я замотала головой. Он принялся меня уговаривать. Ничего сложного: всего лишь подождать с ним друга, который подойдет с минуты на минуту. Я еще раз помотала головой, давая понять, что не хочу ему помогать, и тогда он схватил меня за руку. Тогда я поняла: пора бежать. С рюкзаком наперевес я рванула вперед, вырвала свою руку из его хватки и побежала к школе. Мне было так страшно, словно позади находился не мужчина, а стая волков. Пульс долбил по ушам, ноги горели, рюкзак неудобно барахтался в воздухе, а я все бежала и бежала, не поворачиваясь. И так продолжалось долгие годы. Я просто бежала и бежала от мужчин. И иногда это делаю по сей день.

«Страх был сильнее симпатии»

В 15 лет мальчик, который мне нравился, предложил встречаться. В этот момент я испытала такую какофонию эмоций, что не могу передать ее словами. Это был микс из радости и животного страха, который липкими мурашками покрыл тело. Страх перевесил, и я просто сказала: «нет». Мальчик был в шоке. Он подошел ко мне только потому, что был уверен: «я ей нравлюсь, она не откажет». Но мой страх был выше симпатии. Он не отставал и настаивал, ждал, что я объясню, почему мой ответ был именно таким. Мне нечего было сказать: все, чего я хотела – чтобы он оставил меня в покое. Моя двухлетняя тихая симпатия растворилась в воздухе, словно ее никогда и не было. Остался только страх и желание спрятаться.

Если честно, я считаю, что мне повезло дожить до совершеннолетия, будучи не тронутой. Попыток было множество, и каждая из них наложила определенный отпечаток на мое отношение как к людям в целом, так и к мужчинам в частности. Например, я выработала целую стратегию поведения. Уверена, когда вы просто идете по улице, то вряд ли задумываетесь, как вы это делаете, какая одежда на вас надета, не привлекаете ли вы слишком много внимания. Я думала об этом каждый день перед тем, как выйти за пределы дома. Поэтому в моем гардеробе не было ни одной обычной юбки, не говоря уже о мини. У меня никогда не было платьев, кроме одного – максимально закрытого. Но даже на него прохожие могли отреагировать, по моим меркам, неадекватно. Я отдала предпочтение толстовкам, безразмерным свитерам, кофтам с капюшоном, джинсам и кроссовкам. Но самое главное – это походка. Когда я видела мужчин на пути, шаг становился размашистым, небрежным, словно я девочка-гопник. Так привлечь внимание в разы сложнее. Проверено.

«Я всегда держала этот страх в узде»

Для того, чтобы не быть жутко странной, я всегда держала этот страх в узде. Во всяком случае, некоторые люди из моего ближайшего окружения до сих пор не знают, до какого маразма порой все доходит. Я меняю походку, когда на пути встречается мужчина, я могу внезапно развернуться и пойти в другую сторону, если увижу в другом конце улицы компанию парней, могу поменять планы или опоздать, лишь бы не идти рядом с ними или навстречу. А еще – я никогда и ни с кем не встречалась до 23 лет.

Мои близкие друзья лишь в общих чертах догадываются, что мне некомфортно находиться рядом с незнакомыми или малознакомыми мужчинами, не заморачиваясь тем, сколько лишений или ограничений эта боязнь может наложить на жизнь. Коллеги и вовсе не знают о моем страхе. У меня довольно социальная работа, но я почти не контактирую с мужчинами. Если такое случается, то зачастую разговоры ведутся по телефону или с коллегами, которые соблюдают субординацию. Их я уже не боюсь. Хоть и к этому я пришла не сразу.

С боязнью мужчин очень сложно вступить в отношения с тем, кто тебе действительно нравится. Со мной никогда бы не проканала история из разряда «любовь с первого взгляда», потому что обычно от первого взгляда я пряталась не только в парочке слоев одежды, но и ментально. За многие годы я пришла к выводу, что отношения – это не предел моих мечтаний. И, если я никогда ни с кем в них не вступлю – невелика потеря. Не корову же, в конце концов, проиграю.

Отношения у меня начались с человеком, с которым до этого я общалась два года. Я почти не оставалась с ним наедине: мы всегда общались только в присутствии друзей. Со временем, когда уровень взаимного доверия возрос, я рассмотрела в нем многогранного человека, который никогда на меня не давил, и в то же время не носился со мной, как черт с торбой. Мы пришли к отношениям органично, спокойно и без оголтелой поспешности. Мне перестало быть страшно. Хотя иной раз оцепенение парализовывало почти все тело, со временем это прошло. Но, как бы я ни рассчитывала на то, что отношения станут панацеей от боязни мужчин, ни черта не вышло. Подпустить я к себе могу только одного человека, а от остальных по сей день тихонечко шугаюсь. Но поскольку я живу так с самого детства, иначе я не умею и не знаю, как это.

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово и отправьте нам, нажав Ctrl+Enter. Спасибо.

Другие статьи


Лента новостей

вчера

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ